Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Регистрация

Романовы в Абхазии

Они сошлись уже не молодыми...

Долгое время взаимоотношения императрицы Марии Федоровны и абхазского князя Чачба Георгия умалчивались. Эту тему обходили стороной. Одни считали ее недостоверной, другие - сплетней, третьи - недостойной государыни, честь которой была действительно безупречной с точки зрения супружеской и монархической морали. И, тем не менее - сначала робко и редко, затем все чаще и настойчивей тема близости Марии Федоровны и князя Георгия Дмитриевича стала выходить из тени.

maria_fedorovna.png

Императрица
Мария Федоровна

Многие исследователи биографии Марии Федоровны (Г. Дзидзариа, А. Мукба, А. Рожков-Шервашидзе, В. Пачулиа, Б. Аджинджал указывают на Новый Афон, как на место первой встречи императрицы и Георгия Чачба. Эта встреча якобы дала основание для приглашения князя ко двору спустя 11 лет, уже после смерти императора.

Действительно, в 1888 году августейшая семья посетила обустраиваемый в Новом Афоне русский монастырь. Однако это многолюдное торжество с многочисленными представлениями императору различных лиц из местного духовенства и администрации вряд ли могла создать условия для встречи им ператрицы с абхазским князем, который был в ту пору вице-губернатором Тифлиса. Да, она могла увидеть и отметить статного кавказца в белой черкеске, если Георгий Дмитриевич действительно был на этой высокой встрече не в чиновничьем мундире, как это полагалось, а в черкеске.

Но для столь высокого назначения, которого князь Чачба-Шервашидзе удостоился много позже, одной мимолетной встречи в Новом Афоне было бы недостаточно. Эта встреча должна была закрепиться и получить развитие. И вот оно, это развитие...

К началу 1890-х годов в местечке Абас-Туман, что в Грузии, царской семьей был построен небольшой дворец. Императорский сын Георгий Александрович страдал болезнью легких и врачи рекомендовали ему целебный горный воздух, С 1892 года на протяжение семи лет великий князь Георгий Романов жил здесь практически безвыездно. К нему наезжали и оставались здесь подолгу практически все члены монаршей семьи. Разумеется, чаще других наезжала сюда мать Георгия - императрица Мария Федоровна.

И вот здесь никак невозможно не оказаться губернатору Тифлисской области. Георгий Дмитриевич по долгу службы был обязан встречать и провожать членов августейшего дома, часто их навещать и совершать все действия, необходимые для обеспечения наилучших условий жителям царского дворца. Можно не сомневаться, что место лечения и место строительства дворца были выбраны по рекомендации Георгия Дмитриевича и строительные работы велись под его присмотром.

gerge_shervashidze.png
  Гофмаршал
  Георгий Чачба-Шервашидзе
 
в кафтане боярина XVI в.
  11-13 февраля 1903 г. в Зимнем дворце
  состоялся костюмированный бал,
  участники которого по предложению
  императрицы Александры Федоровны
  явились в одеждах времен царя
  Алексея Михайловича.

Таким образом, на протяжение ряда лет Мария Федоровна и Георгий Чачба-Шервашидзе здесь встречались и общались, вели разговоры на различные темы.

А собеседником Георгий Дмитриевич в силу природной одаренности и образованности был, наверняка, отменным. Князь был находчив и артистичен, что прибавляло ему обаятельности. В своем письме мужу-императору от 19 апреля 1894 года Мария Федоровна дает похожую характеристику князю Георгию:

"Губернатор Шервашидзе входит в наше повседневное (выделено мной - Д. Ч.) общество. Меня он развлекает, такой чудной и приятный!»

Они были ровесниками. Оба родились в 1847 году. Высокообразованный князь был не только одного года рождения, но схожих взглядов на обустройство государства. Немалый житейский и административный опыт делали губернатора весьма полезным для еще более ответственных государственных дел.

В 1896 году губернатор Георгий Чачба не мог не встречаться в Абастумане с отцом Марии Федор овны - королем Дании Христианом IX, который наверняка был благодарен губернатору за усердие, с которым он выполняет просьбы своей императрицы и, особенно, к больному внуку короля - Георгию Александровичу. К этому времени уже прошло 2 года, как умер муж Марии Федоровны - император Александр III. Мария Федоровна могла заручиться согласием отца на свои дальнейшие действия, особенно связанные со своим другом-губернатором.

В 1897 году, Мария Федоровна приглашает Георгия Дмитриевича на службу ко двору. В том же году у нее умирает мать - датская королева Луиза, а вскоре за матерью - и обожаемый сын Георгий, живший в Абас-Тумане до конца своих дней. Опорой в это тяжелое время становится для нее князь Георгий Дмитриевич.

Георгий Чачба-Шервашидзе стал обер-гофмаршалом Императорского Двора, а затем с 1905 год а - начальником канцелярии вдовствующей императрицы до самой своей смерти, наступившей в Крым у в 1918 году. Он состоял с императрицей в морганатическом браке (не дающем права наследования).

В своей переписке и дневниковых записях Мария Федоровна осмотрительно старалась ничего не писать о своих сердечных делах. Но при всей лаконичности дневниковых записей императрицы нельзя не заметить особой и неизменной теплоты при ее упоминаниях своего супруга (см. цитаты из дневник а М.Ф.).

Георгий Чачба занимал при Дворе очень высокое положение. На фотографиях 1910-х годов его часто можно увидеть шествующим сразу после царской семьи. Такое место по протоколу князь Георгий не получил бы, будь он просто начальником канцелярии, можно сказать, отставной императрицы.

Это место было ему определено, как старшему члену императорской семьи, морганатическому супругу здравствующей императрицы Марии Федоровны.

Признанием такого статуса князя Георгия может служить и то, что он был приглашаем отцом Mapии Федоровны в королевский дворец в Копенгагене. В один из таких приездов в Данию Христиан IX наградил Георгия Дмитриевича высоким орденом «Дане-брог». Позже, уже в правление брата Марии Федоровны - Фридриха VIII князь Георгий Чачба-Шервашидзе удостаивается высшей награды королевства - ордена «Белого Слона» с лентой и звездой, украшенной бриллиантами. Этим орденом, за редчайшим исключением, награждались члены королевской семьи. Знаменательно и то, что само высочайше е торжество было приурочено ко дню рождения Марии Федоровны к 26 ноября 1910, и являлось подарком брата-короля своей сестре. Кроме того, к приезду князя Георгия был изготовлен его именной герб . Он установлен на церковной стене в замке Фредериксборг в ряду гербов членов королевского дома.

Вернемся же назад. Еще в 1899 году сын князя Георгия - Дмитрий пишет взволнованное письмо своей матери в Тифлис. В нем содержится сенсационное откровение молодого человека:

«Папа мне однажды сказал, что он не раньше успокоится, как увидев меня на престоле».

Имея в виду личность цитируемого, эти слова не могли не иметь под собой почвы. Кроме того, много позже, в 1918 году Мария Федоровна назначает встречу своему пасынку Дмитрию, и, судя по дневниковым записям, нетерпеливо его ждала. Кажется, Мария Федоровна желала, чтоб он эмигрировал в месте с ней и, возможно, принял ответственное участие в жизни русского монархического общества в изгнании. Встреча эта не состоялась.

Деятельность князя Георгия при императорском дворе, разумеется, была связана и с проблемам и Абхазии. После событий последней русско-турецкой войны 1877-78 гг., в которой часть абхазов, особенно из числа депортированных в Турцию, приняла участие на стороне неприятеля, абхазский народ был объявлен виновным и ограничен в правах. В 1907 году эта «виновность» при содействии Г. Д. Чачба была снята. Абхазы, в благодарность за это приняли активное участие в Первой мировой войне и показали ярчайшие примеры преданности и служения царю.

В этот период в Госдуме России работает Прокопий Чачба-Шервашидзе. А его дочь Мария (Мери) состояла фрейлиной при императрице Александре Федоровне.

В 1903 году в Гагре принц Александр Петрович Ольденбургский открывает в Гагре свою резиденцию и великосветский курорт.

В это же время многие высокопоставленные российские чиновники получают дачные наделы в различных местах Абхазии... И во всем (или почти во всем) этом ощущалась незримая рука всесильного вельможи.

После февральской революции супруги оформили свой морганатический брак и некоторое время жили в Киеве. Затем, после октябрьского переворота того же 1917 года они уже в Крыму оказались под домашним арестом большевиков. В дни тяжелейших для Марии Федоровны испытаний Георгий Дмитриевич как всегда был рядом с ней. Тревожные слухи из Тобольска, все чаще и настойчивее утверждавшие о гибели почти всей царской семьи, в том числе и ее любимого сына, отрекшегося от престола Николая Александровича, крах империи, мировая и человеческая катастрофа… И все это на одну женскую судьбу.

Князь Георгий (по крайне мере прилюдно) никогда не терял самообладания. Всегда был бодр и энергичен, всех поддерживал и даже веселил, хвалил государыню за самоотверженность духа. В эти же дни он обращался к главам европейских государств с просьбой вызволить Марию Федоровну из большевистского плена и много хлопотал об этом. Неведомо когда, в какое мгновенье он отчаялся, заболел внезапно… Обстоятельства его смерти неизвестны. Мария Федоровна аккуратно вела дневниковые записи. Но именно тех страниц, связанных с последними земными днями Георгия Чачба-Шервашидзе, как назло и нет. Первое упоминание о нем, мы встречаем после утерянных страниц, уже полгода спустя после смерти князя. И в них Мария Федоровна пишет: «Уже 6 месяцев со дня кончины дорогого, милого Шервашидзе! Все также остро ощущаю эту страшную утрату… Отправилась в церковь Ай-Тодор, затем – панихида у могила Шервашидзе».

искусство и наука